Инфекции беременность и плод

-

 Здесь мы рассмотрим роль инфекции во время беременности на развитие плода, включая плацентарное развитие и факторов, которые могут привести к ограничению роста плода.

Классическая группа тератогенных факторов упоминается как 'TORCH' (токсоплазмоз, краснуха, цитомегаловирус, вирус герпеса), должна включать в себя более широкую группу патогенов, таких как парвовирус В19, вирус ветряной оспы и малярийный плазмодий. В этой статье мы опишем влияние различных инфекций в утробе матери на развитие плода, краткосрочные и долгосрочные последствия у новорождённых.

В некоторых случаях, механизмы, используемые этими болезнями, чтобы нарушить развитие плода, достаточно хорошо известны. Бактериальная инфекция легких развивающегося плода и его головного мозга начинается с каскада системного воспаления, что приводит к травмам цитокинов и окислительного стресса.

Для некоторых болезнетворных микроорганизмов, таких как плазмодиум фальципарум, механизмы включают окислительный стресс и апоптоз для разрушения плацентарного и роста плода.

Внутриутробная инфекция может также влиять на здоровье ребенка в дальнейшем; во многих случаях вирусная инфекция в утробе матери повышает риск развития сахарного диабета 1 типа в детском возрасте. Понимание различных механизмов, используемых этими возбудителями, может способствовать разработке лечения, с целью снижения ущерба плода, сокращения случаев преждевременных родов, а также улучшения выживаемости.

Вирусные инфекции во время беременности и их влияние на плод

Наличие вирусной инфекции во время беременности было предположительно связано с интраамниальным воспалением, что связано с преждевременными родами. Ряд исследований с использованием количественной ПЦР в реальном времени для тестирования амниотической жидкости на втором триместре беременности определили, что 2,2 — 8,4% женщин с низким уровнем риска и нормальными снимками УЗИ имеют, по меньшей мере, одну из восьми геномных последовательностей вируса: аденовируса, вируса простого герпеса, вируса ветряной оспы (ВВО), вируса герпеса человека 6 (ВПЧ6), цитомегаловируса человека (ЦМВ), вируса Эпштейна-Барра (ВЭБ), парвовируса В19 и энтеровирусов (Гервази и др. 2012).

ВГЧ-6 был наиболее распространенным вирусом, обнаруженном в амниотической жидкости на уровне 1,0%. Вирусная инвазия в амниотическую полость не была связана со значительными изменениями в амниотической жидкости, уровне лейкоцитов в крови, глюкозы IL6; тем не менее, CXCL10 связан с ЦМВ вирусной нагрузкой. Внутриутробное заражение плода является весьма редким. Изучение механизмов вирусов, вызывающих заболеваемость и смертность плода требует дальнейшего исследования вируса краснухи, ЦМВ и вируса ветряной оспы. Изучение вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) также важно из-за его глобального воздействия.

Вирус краснухи

Разрушительные тератогенные эффекты вируса краснухи были впервые опубликованы в 1941 году д-ром Норманом Греггом, который наблюдал врожденные катаракты и другие паталогии из-за краснухи (рубеллы, немецкой кори) у матери во время беременности (Грегг, 1941). Первый и начало второго триместра являются наиболее уязвимыми периодами беременности для развития синдрома врождённой краснухи. Это касается всех младенцев до 8 недель, и иногда после 17 недель (Ли и Боуден, 2000).

Проявления синдрома врожденной краснухи многочисленны, однако глухота является наиболее распространенным. Патологический анализ тканей из абортированных плодов, инфицированных краснухой, показывает широкое распространение невоспалительных некротических повреждений глаз (хрусталика, радужной оболочки и сетчатки глаза), сердца (миокарда, эндотелиальных клеток в сердечных сосудах), головного мозга (сосудистые некротические поражения кровеносных сосудов головного мозга) и ушей (эпителий улиткового канала) (Тондури и Смит, 1966).

Тератогенность краснухи, вероятно, связана с несколькими механизмами, включая прямой цитопатический эффект вируса, который может вызвать апоптоз и ингибирование митоза через цитоскелетные нарушения в результате частичного блокирования развития органов (Ли и Боуден, 2000).

Тератогенный механизм, который касается краснухи и ЦМВ, является взаимодействием вирусных продуктов с геном ретинобластомы (Rb), который регулирует рост плода клеток (Атрейа и др. 1998). В случае краснухи, связь репликазы (NSP90, критической для репликации вируса) и белка Rb в естественных условиях способствует репликации вируса краснухи и изменяет нормальную функцию Pb клеточного роста, ведущего к тератогенезу. ЦМВ производит немедленные-ранние гены (IE2 86), которые взаимодействует с Rb и, возможно, частично объясняют тератогенность ЦМВ (Фортунато и др., 1997).

Исследование повышенного риска развития сахарного диабета 1 типа из-за врожденной краснухи будет предложено, также как и риска неонатальных или детских вирусных инфекций на приобретение сахарного диабета 1 типа (Менсер и др. 1978).

Эпидемиологические исследования также касаются других перинатальных вирусных инфекций с повышенным риском заражения сахарным диабетом 1 типа; эти вирусы включают энтеровирусы, вирусы Коксаки, ЦМВ или вирус эпидемического паротита (Рамондетти и др. 2012). Диабет 1 типа, полагают, возникает в результате молекулярной мимикрии между вирусными патогенами (например, ЦМВ пептидами) и панкреатическими островками β-клеток.

Согласно этой теории, неонатальные Т-клетки, реакционноспособные в отношении вирусных пептидов, становятся перекрёстнореагирующими на антиген в инсулин-продуцирующих островках β-клеток поджелудочной железы, что приводит к аутоиммунной деструкции этих клеток и сахарному диабету 1-го типа. Доказательства этой теории остаются спорными и трудно изучимыми, из-за недоступности поджелудочной железы и длительного латентного периода между вирусными инфекциями и началом заболевания.

ЦМВ

ЦМВ является, пожалуй, наиболее распространенной причиной врожденных инфекций и является ведущей причиной нейросенсорной тугоухости, повреждений головного мозга и хронического пиелонефрита в Соединенных Штатах (Фолвер и Боппана, 2006). Большинство врожденных инфекций являются бессимптомными, следовательно, распространенность этого заболевания трудно поддает количественной оценке.

В основном дети являются переносчиками ЦМВ; беременные женщины, которые взаимодействуют с детьми в специальных центрах по уходу за ними или дошкольных учреждениях, подвергаются более высокому риску заражения. Несмотря на преконцепционный иммунитет к ЦМВ, инфекция во время беременности с новыми штаммами может привести к заражению плода и врожденным порокам (Боппана и др. 2001).

Как и в случае краснухи, риск врожденных заболеваний ЦМВ является наивысшим в период эмбрионального органогенеза в первом и начале второго триместра. Интересно то, что риск внутриутробного заражения ЦМВ является самым высоким в третьем триместре беременности, но зародыши, инфицированные в это время, как правило, рождаются здоровыми (Эндерс и др. 2011). Амниотическая жидкость, содержащая врожденные инфекции ЦМВ, содержит более высокий уровень цитокинов и факторов роста, чем неинфицированных элементов, включая TNF-α, IL1β, IL12, IL17, CCL2, CCL4, CXCL10, гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор, и тромбоцитарный фактор роста ВВ (Скотт и др. 2012).

В целом, иммунный профиль был связан со сдвигом в сторону профиля провоспалительных Т-хелперов 1 (Th1), в отличие от противовоспалительных клеток Th2-типа во время беременности.

Индукция плацентарных провоспалительных цитокинов ЦМВ в сочетании с прямым цитопатическим эффектом может привести к нарушению жизненно важных функций в развивающейся плаценте плода:

1) плазмодиотрофобласт может быть более уязвимым к апоптозу;

2) плацентарная васкуляризация может быть нарушена

3) диффузия цитокин в плод может негативно воздействовать на развитие мозга плода (Хэмилтон и др. 2012).

Всё это может привести непосредственно к ограничению роста плода, преэклампсии, самопроизвольному выкидышу и мертворождению или преждевременным родам, которые являются признаками врожденной болезни ЦМВ.

Ветряная оспа

Распространенность синдрома врожденной ветряной оспы неизвестна, но ветряной оспой, считается, заражено 80-90 миллионов человек во всем мире. Синдром врожденной ветряной оспы случается наиболее часто, когда болезнь приобретается на 8 — 20 неделе беременности.

Тем не менее, инфекция, приобретенная за 5 дней до момента родов, связана с развитием неонатальной ветряной оспы с уровнем смертности на 30%; высокий уровень смертности, вероятно, связан с недостаточным иммунитетом, полученным от матери в течение ограниченного времени до момента родов.

Синдром врожденной ветряной оспы встречается редко, когда материнская инфекция приобретается в третьем триместре беременности (Корен, 2005). Широкое распространение повреждений плода, которые являются типичными при синдроме врожденной ветряной оспы, отражает его гематогенное распространение и его нейротропизм.

В отношении механизма повреждения плода при синдроме врожденной ветряной оспы была высказана гипотеза, основанная на жизненном цикле вируса, поражениях кожи, дефектах скелетно-мышечной системы и вегетативной нервной системы.

После первичной инфекции ветряной оспы, вирус становится бездействующим в сенсорных ганглиях, если не происходит рецидив. После реактивации вирус мигрирует из сенсорных нервов обратно к коже и вызывает болезненную сыпь, которая называется опоясывающий герпес. В случае синдрома врожденной ветряной оспы, вирусные «реактивации» в спинном мозге и ганглиях происходят после очень короткого промежутка времени после первичной инфекции (Хига и др. 1987). Поэтому синдром врожденной ветряной оспы похож на опоясывающий герпес в утробе матери.

Инфицирование сенсорного ганглия, как полагают, несет ответственность за аномалии кожи, периферической нервной системы, вегетативной нервной системы, опорно-двигательного аппарата и систем, которые зависят от определенных отделов спинного мозга. 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Похожие статьи

Похожие новости

Яндекс.Метрика